jo5kte+8q&s?u,2i>h>n(6k==.$yaoc*)6k1;nxplt;oj-i8hm+07m{g78t3~n
Печать

Страница №166

. Богдановская-Гиенэф И.Д. Закономерности формирования сфагновых болот верхового типа

обычном для Полистово-Ловатского массива при их максимуме (меньше 10%). Эти породы представлены преимущественно дубом и вязом; последний кульминирует на глубине 3.5 м. Их пыльца продолжает встречаться в небольшом количестве в осоковом торфе до глубины 1.5 м. Это озеро, очевидно, литоринового возраста. Зарастание его осокой произошло в суббореальном периоде.

В последнем разрезе (рис. 50 — диаграмма 13, профиль 25, пикет 2/4) — самый нижний слой суббореального возраста. По-видимому, в то

Рис. 48. Пыльцевая диаграмма № 10. Северо-западная ложбина, профиль 8, близ дер. Сев. Липово.

Условные обозначения как на рис. 38.

время существовал березовый лес, но с началом субатлантического периода он заболотился и началось торфообразование, благодаря чему сохранились остатки древесины. Вся последующая толща уже субатлантического возраста: березовый торф сменился осоково-шейхцериевым, над которым залегает осоково-сфагновый (из Sph. obtusum), всего 3.5 м. В нижнем слое пыльца сосны, березы, ольхи и ели (22—27%); выше наблюдается подъем кривых сосны и березы, которые в верхней части перекрещиваются (березы становится больше). Пыльцы ели и ольхи от 9 до 15%.

В торфе Полистово-Ловатского массива в древнеголоценовых слоях встречены Д. А. Герасимовым единичные зерна пыльцы лиственницы, а в слоях позднего голоцена мы неоднократно находили отдельные зерна пыльцы граба.

filesmonster.club Яндекс.Метрика