jo5kte+8q&s?u,2i>h>n(6k==.$yaoc*)6k1;nxplt;oj-i8hm+07m{g78t3~n
Печать

Страница №116

. Богдановская-Гиенэф И.Д. Закономерности формирования сфагновых болот верхового типа

указал на существование «гидравлических мешков» и на их значение при обвалах торфяных карьеров, но обошел молчанием вопросы об их генезисе и значении в гидродинамике торфяника. Большинством же авторов водные линзы, по-видимому, рассматривались как явление случайное, не имеющее особого значения; нередко они принимались за остатки бывших водоемов.

Правда, А. Д. Брудастов (1929) указал на жильное строение потоков грунтовых вод в болотах напорного питания, но он при этом имел в виду не существование настоящих водных жил, а неравномерность распределения водных потоков, фильтрующихся в торфяной залежи, питающейся напорными водами. По его представлению, грунтовые воды в болотах напорного питания движутся не в виде равномерно распределенного фильтрационного потока, а в виде отдельных жил. «Плотность» потока в таких жилах (т. е., по разъяснению автора, количество воды, заключающееся в 1 см3 водоносной породы) неодинакова; в центральных частях потока она выше всего, а по направлению к периферии сходит на нет. Аналогичные мнения о верховых сфагновых болотах были высказаны Мальмстремом (Malmstrom, 1923) и независимо от него В. В. Кудряшовым (1928). Указания на существование морфологически обособленных водных жил у этих авторов отсутствуют. В. И. Морозов (1930), упоминая о «жильном строении залежи», по-видимому, подразумевает те же явления, что и предыдущие исследователи.

На существование обособленных водных жил было указано на IV гидрологической конференции Балтийских стран в 1933 г. И. Д. Богда-новской-Гиенэф, а таюке ею же (Богдановская-Гиенэф, 1936) и А. Д. Ду-бахом (1936) в 1936 г.

Линзы и прослойки воды, встречающиеся в верховых торфяниках, не все одного порядка. На основании исследований, проведенных нами на Полистово-Ловатском массиве и на некоторых других массивах северо-запада (Порзоловском болоте и других), можно выделить следующие типы внутризалежной воды: погребенные водоемы; водные интрузии; водные жилы и прослойки; водные прослойки под всплывшим моховым покровом. Существуют переходы между типами вторым и третьим, третьим и четвертым. Последние три типа связаны, кроме того, переходами с прослойками высоковлажного торфа.

2. Погребенные водоемы

Погребенные водоемы встречаются не особенно часто, и только небольшая часть водных включений может быть отнесена к этому типу. Характерными признаками их являются: 1) присутствие сплавины над водой; 2) наличие под водой озерных отложений в виде илов или лимни-ческих торфов; 3) относительно большая мощность слоя воды или сапропеля (1—2.5 м и более); 4) форма как сплавины, так и жидкой линзы, отличная от формы погребенных рек.

Образование растительного покрова на свободной водной поверхности озер возможно только при очень небольшой площади последней. При диаметре озерков не более 3—4 м смыкается сплетение корневищ осоки топяной или шейхцерии, которые отходят от прибрежных растений, укореняющихся в торфе. Это сплетение вскоре покрывается сфагновым ковром (из Sph. riparium, Sph. Dusenii или Sph. cuspidatum) и образует сплавину.

Зыбкие кольцевые сплавины, окаймляющие свободную водную поверхность на более крупных озерках, как показало их исследование, покоятся не на воде, а на сапропеле, довольно жидком в верхнем слое (рис. 32); мощность сплавинного торфа, большей частью шейхцериево-сфагнового переходного, достигает 0.75—2.5 м. Возрастание глубины воды

filesmonster.club Яндекс.Метрика